Не стесняйтесь задавать вопросы. 

Привет из Йеля

Продолжаю читать книгу «В поисках реального. Активы и стратегии пенсионных фондов», а из головы никак не выходит один удивительный факт, представленный в самом начале в разделе «От авторов. Код долгосрочности». Исследуя стратегии наших коллег из зарубежных пенсионных фондов, авторы издания, пройдя по цепочке случайных информационных связей нашли в электронной библиотеке Йельского университета удивительную историю проектной инфраструктурной облигации,возможно, самой древней, «оставшейся в живых».

Почтенная инфраструктурная облигация была выпущена 15 мая 1648 года голландским кооперативом De Stichtse Rijnlanden, состоящим из землевладельцев и зажиточных граждан, которые организовывали возведение дамб и каналов в районе Нижнего Рейна. Собственно, облигация была выпущена для финансирования строительства одной из таких дамб –  на реке Лек. Получается, что это долговая ценная бумага – негосудапрственная и точно-точно инфраструктурная, хотя таких слов тогдашние эмитенты точно не употребляли.

Формальным языком эту ценную бумагу можно описать так: облигация документарная, на предъявителя, бессрочная, первоначальная ставка купона 5% годовых (впоследствии была снижена сначала до 3,5%, а затем до 2,5%). Словом, все привычные для нас атрибуты облигации здесь присутствуют – за исключением материала. Голландская водная облигация «эмитирована» на козьей коже. Но оборотной стороне «бумаги» – хронология выплат по купонам.

Коллеги, помимо почтенного возраста сея облигация примечательна невероятной надёжностью: по ней до сих пор предъявитель ценной бумаги может получить – и получает! – причитающиеся годовые проценты. Во как! И откуда такая надёжность?

Читаю в книге и соглашаюсь с авторами: «Вода – это вопрос жизни. Для такой страны, как Нидерланды, где больше половины территории находится ниже уровня моря, контроль воды на протяжении веков имел жизненно важное значение. Наверное, поэтому в стране сформировалась специфическая юридическая природа учреждений по управлению водными ресурсами. Они создавались как независимые учреждения, их деятельность и проекты финансировались из самых разных источников, включая взносы представителей непримиримых друг к другу религиозных конфессий. В разные периоды истории водные советы наделялись довольно широкими полномочиями, включая право на сбор специальных налогов и даже на вынесение приговоров вплоть до смертной казни к нарушителям установленных правил водной защиты территорий. Во многом голландские водные советы сохраняют за собой особый статус  и по сей день».

Вот такие бывают эмитенты – строги к окружающим, но и требовательны к себе…

В 2003 году Йельский университет в США приобрёл облигацию за €24 тыс. Некоторое время её воспринимали исключительно как  ценный исторический артефакт.  И только в 2015 году Тимоти Янг (Timothy Young), куратор Библиотеки редких книг и рукописей Бейнеке в Йейле (Yale’s Beinecke Rare Book & Manuscript Library), «расшифровав» правопреемника эмитента, отправился в штаб-квартиру Управления водных ресурсов Stichtse Rijnlanden и получил за 12 лет проценты по ценной бумаге – около €136,2. Маловато, конечно, но вес номинала за прошедшие столетия хорошенько съела инфляция…

Кстати, в книге «В поисках реального» опубликована не только сама история инфраструктурного долгожительства, но и качественные изображения облигации. И все на полном основании. Увидев эту ценную бумагу, Светлана Бик написала письмо в библиотеку Йельского университета и получила оттуда согласие на публикацию в российской книге. За что мы все, я уверен, благодарны и Светлане, и Йелю.

А я вот думаю и вдохновляюсь: почти 400 лет исполнения долговых обязательств независимо от реформ, войн, многочисленных смен правительств – это ведь так круто! А мы можем обеспечить такую преемственность обязательств?

Пошёл думать и читать дальше. Вы тоже можете следовать за мной – по ссылке выложены начальные главы книги.

 

 

 

 

6
Комментарии

avatar
5 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
4 Comment authors
Yury GolitsynTimofey KiselyovAnatoly GavrilenkoSvetlana Pétrova Recent comment authors
  Подписка  
свежие старые популярные
Уведомлять
Yury Golitsyn
Гость
Yury Golitsyn

Позвольте два замечания.
1. В России до 1917 г. тоже были “вечные” облигации и платили по ним исправно до 1918 г. (до аннулирования госзаймов большевиками).
2. Лучше рассказывать студентам не про Мавроди, а про первую в России финансовую пирамиду Рыкова

Timofey Kiselyov
Гость

Анатолий Григорьевич, а Вы знакомы про историю известного в США финансового “деятеля”, Андрэ Мейера? Ну это тот, кто пенсионные фонды разграблял, курс доллара через фондовые биржи “шатал”, остров Манхэттэн купил и продал. Активный был гражданин, особенно в плане финансовых махинаций. Но крайне толковый. 🙂

Svetlana Pétrova
Гость

Уважаемый Анатолий Григорьевич! Спасибо за очень интересную информацию и за Ваши комментарии!

Anatoly Gavrilenko
Гость

Коллеги, рад, что вам показался интересным этот материал. Лично мне эта книга очень понравилась.

Anatoly Gavrilenko
Гость

А финансовый рынок за то и люблю, что много умных и талантливых людей работает на нём. Есть чему поучиться.

Timofey Kiselyov
Гость

Про финансовый рынок всегда студентам (будущим моим дипломникам) по предмету “Инвестиционые стратегии” пару-тройку лекций рассказывал именно международное устройство финансовой системы. Студентам про Андрэ Мейера импонировало. Очень, очень кАлоритный персонаж в Новейшей истории. Когда про известного персонажа Мавродия пытался рассказать для студентов, то получал категорический nein.

Гавриленко А. Г. © 2010—2017